Экспертиза холодного оружия: современные тенденции развития.

Экспертиза холодного оружия относится к классу традиционных криминалистических экспертиз. Изначально в наиболее полном и обобщенном виде методика проведения экспертизы была разработана и изложена такими учеными, как заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Вадим Михайлович Плескачевский, заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Александр Сергеевич Подшибякин, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор  Евгений Николаевич Тихонов, кандидат юридических наук Аркадий Иванович Устинов. Был разработан понятийный аппарат и классификация холодного оружия, изложены этапы поведения экспертизы, сформулировано понятие холодного оружия. Наиболее полно понятие холодного оружия сформулировано Евгением Николаевичем Тихоновым в монографии «Криминалистическая экспертиза холодного оружия», Барнаул, 1987, «Холодным оружием следует называть предметы, специально изготовленные для непосредственного нанесения серьезных телесных повреждений, не имеющие прямого производственного или хозяйственно-бытового назначения и предназначенные для нападения или активной защиты, соответствующие этим целям по своей конструкции, размерам и материалу, а по принципу действия являющиеся рубящими, колющими, режущими, колюще-режущими, колюще-рубящими, ударно  раздробляющими или комбинированными орудиями».

После принятия в 1996 году Федерального закона Российской Федерации «Об оружии» была введена система обязательной Сертификации, приняты Постановления Правительства РФ «Правила оборота гражданского и служебного оружия на территории Российской Федерации», «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации» и ГОСТы:

— ГОСТ Р 51015-97 Ножи хозяйственные и специальные. Общие технические условия.

— ГОСТ Р 51215-98 Холодное оружие. Термины и определения.

— ГОСТ Р 51500-99 Ножи и кинжалы охотничьи. Общие технические условия.

— ГОСТ Р 51501-99 Ножи туристические и специальные спортивные. Общие технические условия.

— ГОСТ Р 51548-2000 Ножи для выживания. Общие технические условия.

— ГОСТ Р 51644-2000 Ножи разделочные и шкуросъемные. Общие технические условия.

— ГОСТ Р 51715-2001 Декоративные и сувенирные изделия, сходные по внешнему строению с холодным или метательным оружием. Общие технические требования.

— ГОСТ Р 51549-2000 Оружие метательное. Арбалеты и луки спортивные. Арбалеты и луки для отдыха и развлечений. Термины и определения.

— ГОСТ Р 52737-2007 Тесаки охотничьи, мачете туристические, разделочные, инструменты для восстановительных и спасательных работ.

Законодателем было введено следующее понятие холодного оружия: «оружие, конструктивно предназначенное для поражения цели с помощью мускульной силы человека».

В связи с принятием закона и подзаконных актов, данный вид экспертизы претерпел значительные изменения. Развитие экспертизы пошло по пути более жесткой регламентации понятий и технических характеристик оружия. Авторским коллективом в составе: А. Н. Астапов, А. М. Герасимов, Ю. М. Горбачев, Ю. М. Дильдин, С. В. Рыбаков, М. А. Сонис, А.И. Устинов была разработана «Методика экспертного решения вопроса о принадлежности предмета к холодному оружию». Методика была утверждена Федеральным межведомственным Координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований и рекомендована для использования в экспертных учреждениях Российской Федерации. Были внесены изменения и в отношении ответственности  за нарушения оборота холодного оружия.

В настоящее время законодатель предусматривает следующую ответственность за незаконный оборот холодного оружия:

  1. уголовная («Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ):

1.1 статья 222 п.4 предусматривает ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, в том числе метательного оружия;

1.2 статья 223 п.4. — ответственность за незаконное изготовление холодного оружия и метательного оружия;

  1. административная («Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ):

2.1 статья 20.8 п.4 — ответственность за нарушение правил хранения, ношения или уничтожения оружия;

2.2 статья 20.8 п.5 — ответственность за нарушение правил коллекционирования или экспонирования оружия.

В настоящее время прослеживается тенденция по демократизации оборота холодного оружия. МВД выступало с предложениями оставить в Уголовном кодексе только «боевое» холодное оружие как наиболее опасное при его использовании, соответственно, при этом получает свободный оборот все остальное «не боевое» (или как оно будет называться, гражданское, бытовое, хозяйственно-бытовое, теряюсь в догадках) холодное оружие по всей стране.  Это потребует разработки новой классификации, частичного изменения понятийного аппарата и внесения изменений в законодательство. Кто будет заниматься классификацией оружия — правоохранительные органы, орган сертификации с испытательной лабораторией и выпуском информационных листков (как это делается сейчас) — остается только гадать, но тенденция просматривается. В случае подобного развития событий экспертиза холодного оружия в том виде, в котором она существует сейчас, может кануть в лету или приобрести новое качество, цели, задачи. Это не лишено смысла, ведь основное назначение ножа — выступать в качестве инструмента в деятельности человека, и лишь небольшая часть ножей имеет назначение оружия.

Объем знаний о холодном оружии и изделиях, сходных с ним, стремительно возрастает, растет интерес к применяемым материалам, применяемым для изготовления, технологиям, техническим параметрам и свойствам изделия. Назначение  (чем, в итоге, и определяется, оружие это или нет) зачастую отходит на второй план.  Если продлится данная тенденция, то экспертиза холодного оружия в классификации может переместиться из традиционной криминалистической в экспертизу КЭМВИ, т.е. экспертизу изделия.

Возросшая требовательность потребителя диктует новые качества, нож все чаще рассматривается как объект искусства, воплощение идеи, красивый инструмент, который имеет не только утилитарное назначение, но художественную ценность, удовлетворяет эстетические потребности человека. Эта тенденция четко прослеживается, в том числе, и потому, что в экспертные учреждения все чаще обращаются граждане и частные производители с вопросами технического характера, например, определить твердость клинка по зонам закалки или марку стали, материалы, применяемые при изготовлении рукояти, ножен, вопросами относительно художественной ценности и стоимости изделия.

Водно-транспортная экспертиза

symbol

В последние годы количество водных судов на акваториях рек нашей страны стремительно увеличивается, в том числе, растет флотилия маломерных судов, а вопрос регулирования движения судов по акваториям становится все более актуальным.
В нашем регионе, несмотря на широту волжских просторов, учащаются происшествия с участием водного транспорта: их столкновения, наезды на препятствия (в том числе, на находящихся в воде граждан). В этой связи у контролирующих органов, организаций, а также граждан возникают вопросы, решение которых требует специальных познаний, а именно, участия эксперта для проведения исследований и высказывания компетентного мнения по спорным ситуациям. С целью решения возникающих вопросов назначается водно-транспортная экспертиза либо исследование, если речь идет о досудебном урегулировании спорной ситуации.
Понятие «водно-транспортная экспертиза» на современном этапе развития данного вида экспертиз является неустоявшимся, также применяются названия: «водно-техническая экспертиза», «техническая экспертиза по делам на водном транспорте», «экспертиза водного транспорта». При этом сама суть экспертизы не меняется, фактически это установление истины в спорных вопросах, возникающих в ходе эксплуатации водного транспорта. Объектом исследования может являться как само водное транспортное средство и среда его эксплуатации (акватория озер, рек, морей и прочие водные пути), причинно-следственные связи, так и установление соответствия реальных действий (с технической точки зрения), нормам и правилам, установленным законодательством при осуществлении судоходства на внутренних водных путях.
Исходя из общепринятой классификации судебных экспертиз, предложенной доктором юридических наук, профессором Шляховым Александром Романовичем, данная экспертиза относится к классу судебных инженерно-транспортных экспертиз, являясь отдельным самостоятельным родом экспертиз наряду с входящими в этот же класс автотехнической, авиационно-технической и прочими инженерно-транспортными экспертизами.
Вопросы, решаемые в рамках производства водно-транспортной экспертизы, условно можно разделить на три большие группы.
В первую группу входят вопросы, связанные с оценкой стоимости водно-транспортных средств. Это прежде всего независимая оценка водной техники и стоимости восстановительного ремонта, что необходимо как при решении судебных споров, так и при проведении гражданско-правовых сделок при купле-продаже, оформлении залога, страховании и прочих имущественных сделках.
Во вторую группу входят вопросы, связанные с техническим состоянием водно-транспортных средств, условиями и безопасностью их эксплуатации. В данном случае эксперты определяют наличие дефектов и повреждений в корпусах судов, причины их возникновения, причины неисправностей двигателей и других узлов и агрегатов судна, механизм образования имеющихся повреждений, отвечают на вопрос, носят ли данные повреждения производственный или эксплуатационный характер, устанавливают причинно-следственные связи.
В третью группу входят вопросы регулирования отношений, возникающих в процессе эксплуатации водно-транспортных средств между их собственниками, а также между собственниками и государственными регулирующими организациями. Наиболее часто возникает необходимость решения вопросов, относящихся к правилам плавания по внутренним водным путям Российской Федерации. Данные вопросы включают в себя безопасность движения, маневрирования, соблюдение скоростного режима.
Назначение водно-транспортной экспертизы производится в соответствии с общими требованиями законодательства к назначению судебных экспертиз.symbol

Судебная психологическая экспертиза детско-родительских отношений (судебная психологическая экспертиза)

symbol Шашкова М.А., начальник отдела психологических и лингвистических экспертиз Саратовского бюро судебных экспертиз, эксперт-психолог.

 

Судебная психологическая экспертиза детско-родительских отношений назначается по бракоразводным делам, когда решается вопрос о месте проживания ребенка после развода родителей либо о порядке участия в его воспитании отдельно проживающего родителя.

Судебная психологическая экспертиза назначается судом, для эксперта основанием для производства экспертизы является определение суда, решается круг вопросов, указанных в определении. Читать далее

Использование комплексной психолого-лингвистической экспертизы в делах, возбужденных по фактам недобросовестности/недостоверности рекламной продукции

symbol Калуженина Д.В., эксперт Саратовской ЛСЭ МЮ РФ, к.ф.н., Шашкова М.А., эксперт Саратовской ЛСЭ МЮ РФ. 

Психолого-лингвистическое исследование восприятия потребителем рекламной продукции, ее информативности, ассоциативного потенциала и возможных трактовок, а также на предмет сходства до степени смешения. Выделение признаков и факторов, обусловливающих возникновение ассоциаций при восприятии рекламной продукции.
Об актуальности экспертных исследований рекламной продукции (роликов на телевидении и радио, билбордов, объявлений в газете, а также этикеток, упаковок) свидетельствуют заинтересованность Федеральной антимонопольной службы, арбитражных судов, органов Прокуратуры РФ в проверках по фактам нарушения законодательства РФ о рекламе, большое количество судебных разбирательств (см., например, [О рекламе 2006]).
В практике специалистов Саратовской лаборатории судебной экспертизы наиболее частотными являются вопросы о восприятии рекламной продукции потребителем и её ассоциативном потенциале. В частности, возникает необходимость выяснить, каковы возможные ассоциации, вызываемые рекламой, ассоциируется ли реклама данного товара (услуги) с рекламой другого товара (услуги). Также ставились вопросы относительно наличия в том или ином рекламном продукте необходимых и достаточных для потребителя сведений о рекламируемом товаре; потребность в выявлении наличия у рекламодателя намеренного стремления ввести в заблуждение потребителя рекламы.
Естественно, что в связи с субъективностью ассоциаций и процесса восприятия в большинстве случаев специалисты могут дать лишь вероятный вывод. Однако, на наш взгляд, в силах экспертов провести психологической и лингвистический (семантический) анализ рекламной продукции, рассмотреть возможные варианты трактовки рекламного текста, обосновать ассоциативность элементов сравниваемых объектов.
Многочисленные определения рекламы выделяют её информативную и воздействующую функции, убеждающий характер, адресованность массовому потребителю, необходимость и способность привлечь внимание потребителя (призывность, ассоциативность), значимость вербально и невербально выраженного смысла [Культура русской речи 2003; Музыкант 2004; СЭСРЯ 2003; Фещенко 2003; Эффективная коммуникация 2005].
Семантический анализ, обращённый к вербальному компоненту рекламного текста, позволяет выявить выраженные в нём авторские смыслы, характер воздействия на адресата или аудиторию [Галактионова и др. 2003: 64]. Не меньшей (а нередко даже большей) значимостью обладает визуально-графический компонент — шрифтовое выделение, иллюстрации и цветовое решение в целом. Он также ассоциативен (способен вызывать содержательные ассоциации, пробуждать слой культурных ассоциаций), может быть эмоционально наполненным, передавать множество значений, смыслов и их оттенков. Следовательно, наиболее достоверный результат даёт сочетание семантического анализа и психологической трактовки невербальной составляющей рекламы в рамках комплексного психолого-лингвистического исследования.
Привёдем пример из практики.
На исследование были предоставлены образцы рекламной продукции (объявления в газете и видеоролик) следующего содержания. Заголовком объявления служит название организации Ипотечный потребительский ссудо-сберегательный кооператив «Жилье в кредит». Рекламное объявление сочетает вербальные и невербальные компоненты. Так, слева располагается следующий текст: Приглашает Вас стать членом кооператива «Жилье в кредит». Для членов кооператива — особые условия договора: принимаются взаем денежные средства под 15 — 28 % годовых. Ваши деньги должны работать на Вас. Справа находится фотография многоэтажного жилого дома, на фоне которой в имеется прямоугольник с текстом возврат займов застрахован.
Необходимо было определить, могут ли у потребителей рекламной продукции Ипотечного потребительского ссудо-сберегательного кооператива «Жилье в кредит» возникнуть ассоциации с рекламой, связанной с привлечением денежных средств физических лиц для строительства жилья.
Анализ показал следующее. Прилагательные ипотечный и ссудо-сберегательный, выступающие в синтаксической функции определения слова кооператив, обозначают, что данная организация занимается выдачей и сбережением денежных средств. Однако в представленных на экспертизу рекламных текстах речь идет только о выгодных условиях, на которых кооператив принимает денежные средства под проценты (Для членов кооператива — особые условия договора: принимаются взаем денежные средства под 15-28 % годовых). То есть исследуемый рекламный текст не содержит достаточного количества информации о деятельности организации.
Шрифтовое выделение способствует разбиению рекламного текста на смысловые блоки и позволяет направлять внимание потребителя в нужном рекламодателю направлении. Однако излишнее разнообразие шрифтов в рамках одного текста не только не помогает, но иногда и мешает потребителю ориентироваться в тексте, создаёт ощущение обрывочности текста. Согласно закону восприятия рекламы, взгляд человека скользит по рекламному тексту сверху вниз и редко возвращается обратно к началу, особенно к скоплению длинных слов, набранных более мелким шрифтом, который способен создать впечатление факультативности информации. Так, название организации «Жильё в кредит», напечатанное гораздо более крупным жирным шрифтом без различения строчных и прописных букв, оттягивает внимание на себя, и полное обозначение формы собственности — ипотечный потребительский ссудо-сберегательный кооператив — может остаться незамеченным потребителем рекламы.
Слово кооператив употребляется в тексте объявления 3 раза: первый раз — со всеми определениями и названием: ипотечный потребительский ссудо-сберегательный кооператив «Жильё в кредит», а далее дважды — без определений: приглашаем вас стать членом кооператива «Жильё в кредит»; для членов кооператива. Специфическое написание слова жильё (с буквой ё) и его расположение рядом со словом кооператив способны привести к возникновению у потребителя ассоциации с жилищным кооперативом. Вследствие этого внимание концентрируется на сочетании кооператив «Жильё в кредит».
Словосочетания жилищный кооператив и жилищно-строительный кооператив относятся к разряду устойчивых и являются типичными контекстами, в которых встречается слово кооператив. Данные синонимичные словосочетания толкуются как «организация, созданная на средства пайщиков для строительства и приобретения в совместную собственность жилья» [ТСРЯ 2006]. Вероятно, данные словосочетания актуализируются в сознании носителя языка именно в этом значении одними из первых, когда человек сталкивается с употреблением слова кооператив.
Сочетание ипотечный потребительский ссудо-сберегательный кооператив сложно для восприятия, плохо запоминается и не относится к числу широко распространенных и понятных максимальному количеству носителей языка (ср. более частотные: ипотечный банк; жилищный кооператив). Кроме того, полное название организации Ипотечный потребительский ссудо-сберегательный кооператив «Жилье в кредит»состоит из 7 слов, что не соответствует принципу упрощения и вызывает у потребителя рекламы затруднения восприятия и последующего осмышления.
Двукратное повторение названия «Жильё в кредит» создаёт семантическую напряженность, в частности, возможное ожидание информации о том, на каких условиях возможно приобретение жилья. Однако далее следует не эта прогнозируемая потребителем информация, а сообщение об условиях, на которых кооператив принимает взаём денежные средства.
Поэтому рекламный текст воспринимается как противоречивый, неоднозначный и в целом неинформативный, что оставляет его потребителю простор для домысливания и реконструкции его содержания.
Одним из важных элементов рекламных объявлений ипотечного потребительского ссудо-сберегательного кооператива «Жильё в кредит» является заключённая в овальную рамку фраза возврат займов застрахован. Этот элемент привлекает к себе внимание потребителя рекламы за счёт наличия рамки, выполненной пунктирной линией, и своеобразного пространственно-композиционного решения. Он расположен параллельно с другим доминирующим элементом объявления — напечатанными крупным жирным шрифтом цифрами и словом 15-28 % годовых. Рамка с текстом может ассоциироваться с печатью, подтверждающей достоверность сообщения. Появлению такой ассоциации способствует утвердительная форма высказывания: возврат займов застрахован (ср.: проверено, одобрено, просрочено, товар сертифицирован).
В контексте всего объявления фраза возврат займов застрахован способна подтолкнуть потребителя к следующей возможной трактовке рекламы: гарантией возврата займа является жилье (изображённый на фотографии многоэтажный дом), которое кооператив строит на взятые в заём денежные средства, а затем реализует. Однако информация об условиях приобретения жилья у кооператива в тексте объявления отсутствует, поэтому у потребителя рекламы может сформироваться мнение, что целью рекламы является привлечение денежных средств членов кооператива на покупку или строительство жилья.
В другом случае комплексное исследование проводилось специалистами в области ТЭД, патентоведения, лингвистики и психологии с целью установить, ассоциируются ли друг с другом (сходны ли до степени смешения) этикетки и упаковки продукции двух разных фирм.
При работе с товарными знаками мы столкнулись с документацией патентоведов. Так, при проверке на тождество и сходство при исследовании товарных знаков специалисты в области патентоведения руководствуются понятием первого впечатления, получаемого при сравнении обозначений. Ср. выдержку из Приказа Роспатента от 27 марта 1997 года № 26 «О методических рекомендациях по отельным вопросам экспертизы заявок на регистрацию товарных знаков»: «…если первым впечатлением от сравнения двух обозначений является впечатление сходства, а последующий анализ выявит отличие обозначений за счет расхождения отдельных элементов, то при оценке сходства обозначений следует руководствоваться первым впечатлением«.
На наш взгляд, в данном случае понятие первого впечатления субъективно, и в силах экспертов, обладающих специальными познаниями в области психологии и лингвистики, объяснить, на чем именно базируется «впечатление сходства», чем обусловлено первое впечатление и возможность его изменения впоследствии.
Необходимо отметить, что рядовой потребитель воспринимает товарный знак именно как совокупность вербальных и невербальных элементов, которая помогает выделить товар из ряда однородных, сталкивается с товарным знаком, тиражируемым на этикетках, упаковках, в рекламных объявлениях и буклетах. Выделяющимся элементом, важным в разговоре о возникновении ассоциаций при восприятии является название товара, которое одним из первых привлекает внимание потребителя.
На экспертизу были представлены упаковки реализуемых разными фирмами крепёжных изделий «VIPКРЕПЕЖ» и «PROFкрепеж», выполненные в черно-бело-оранжевой цветовой гамме. В результате исследования вывод о сходстве этикеток (упаковок) до степени смешения был сделан на основании близости композиционного, графического, цветового оформления этикеток и семантического сходства вербальных компонентов.
Таким образом, при анализе рекламного материала, представленного на исследование, мы пришли к выводу, что можно говорить о выработке общих критериев сходства (ассоциирования) при совпадении двух и более элементов в процессе восприятия, особенно если эти элементы обладают индивидуалистичностью и оригинальностью. Это относится, прежде всего, к иллюстрированным рекламным сообщениям.
Для обоснования наличия сходства между объектами мы выделили ряд признаков, среди которых:
— внешняя форма изображений;
— использование определенного цвета;
— цветовой фон;
— иллюстрация (логотип);
— словесные элементы;
— шрифт и т.д.
Следует обратить внимание, что при обнаружении различий между объектами необходимо учитывать их существенность (а именно, имеют ли выявленные различия основное или вспомогательное значение при восприятии).
В процессе исследования рекламных текстов на предмет установления возможных ассоциаций при восприятии нами были выделены основные факторы, обусловливающие возникновение ассоциаций:
— механизмы восприятия рекламного текста (субъективность, избирательность, целостность, константность, категориальность процесса восприятия);
— психологический механизм принятия решений;
— мотивация;
— явление когнитивного диссонанса;
— потребность человека в обучении (получении дополнительной информации);
— целевая аудитория.

Литература
Бове Л., Аренс Ф. Современная реклама / Общ. ред. проф. О.А. Феофанова. — М.: Изд. Дом «Довгань», 1995.
Галактионова И.В., Кобозева И.М., Коломийцева Т.В., Кукушкина Т.В., Смирнов А.А., Булах А.А., Кавиева Ю.А. Судебная лингвистическая экспертиза // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 2003. № 9.
Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник. — М.: Флинта: Наука, 2003.
Музыкант В.Л. Формирование брэнда средствами рекламы и PR. — М.: Экономист, 2004.
Немов Р.С. Психология. — М.: Просвещение; Владос, 1995.
О рекламе: сборник постановлений, решений и определений федеральных арбитражных судов / Сост. А.А. Емельянов. — М.: Эксмо, 2006.
Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н. Кожиной. — М.: Флинта: Наука, 2003. (СЭСРЯ)
Столяренко Л.Д. Основы психологии. — Ростов-н/Д.: Феникс, 1996.
Толковый словарь русского языка начала XXI века. Актуальная лексика / Под ред. Г.Н. Скляревской. М.: Эксмо, 2006.
Фещенко Л.Г. Структура рекламного текста. — СПб.: Изд-во «Петербургский институт печати», 2003.
Эффективная коммуникация: история, теория, практика: Словарь-справочник. — М.: ООО «Агентство «КРПА Олимп», 2005. symbol